Новокузнецкое городское телерадиообъединение

«Для художника одно лекарство – краски!»

// Автор: Татьяна ШИПИЛОВА
// Фото: Автор

Творческая жизнь непредсказуема. Особенно во времена пандемии. Вчера встречи со зрителем, а значит и открытие всевозможных выставок – были разрешены. Сегодня вновь все массовые мероприятия в очном формате под запретом. Однако новокузнецкого мастера Евгения Хлопотова, победителя регионального конкурса самодеятельных художников к 400-летию города, подобные, как он говорит, «курсивы и выкрутасы в творческой биографии» не смущают.

Зал в избушке

Главное для Евгения Валентиновича сегодня – чтобы была мастерская, в которой можно заниматься живописью. Графику он не очень-то и признаёт. И чтобы были краски под рукой. А уж зритель к нему как-нибудь подтянется. «Вы представляете – в последнее время в мою мастерскую стали приходить соседи по даче. Значит, и они признали моё творчество. Раньше такого массового посещения не наблюдалось. Да что там: вообще меня за художника не признавали! В этом коронавирус сыграл для меня, можно сказать, положительную роль. На его фоне у соседей появился свой выставочный зал – моя избушка, куда они могут прийти и полюбоваться работами. Ну и пообщаться заодно. Так что пандемия сближает», – отмечает в шутку художник.

Его мастерская находится в большом доме-даче в Ашмарино. Там он предпочитает жить на свежем воздухе. Там же пишет и свои картины – местность-то живописная! Вышел за калитку, прошёл сто метров, и вот он – лес, вот она – Кондома, которые можно писать в любое время года, в разном состоянии. Зимой – покрытыми снегом. Весной – с плывущими по реке льдинами. Летом – с горячими от солнца пляжами… И в колорите яркого осеннего антуража. Воображению художника всегда есть за что зацепиться. Тем более что Женя Хлопотов, по его признанию, несмотря на зрелый возраст, «любит чудить не по-детски». 

Надо сказать, мастерская Хлопотова, в которой пышет жаром деревенская печь, и впрямь напоминает своеобразный домашний выставочный зал. У стены – огромное старое кресло, куда усаживаются модели для портретов. Тут же, за старенькой ситцевой занавеской, расположен уютный топчан, на котором отдыхает художник. Мастерская заставлена картинами, готовыми и полуготовыми – «незавершёнкой», как называет свои этюды Хлопотов. 

Всё началось с болезни

В детстве Евгений Хлопотов два года пролежал в туберкулёзной больнице закованным в гипс: у мальчика разрушались кости. И чтобы хоть чем-то себя занять, он начал рисовать «картинки» и лепить из пластилина танки. Когда его выписывали из больницы, нянечка, которая заботилась о больных ребятишках, строго-настрого наказывала Жениной матери: «Обязательно отдайте вашего мальчонку в художественную школу. Невооружённым взглядом видно, что у него есть талант и скульптора, и художника!» Но маме Жени было не до того: сына надо было поднимать на ноги. Иначе ему грозила пожизненная хромота и инвалидность. 

Женька вылечил себя сам: настырностью и упорством. Однажды увидел, как друзья по двору пошли на тренировки по самбо. И Женя тоже решил рискнуть, сбежав из-под материнского догляда: уходя из дома, она закрывала сына на замок. Благо их квартира находилась на первом этаже: побеги мальчишке давались без труда… За два года известный в городе тренер по самбо Александр Смирнов сделал из Жени кандидата в мастера спорта. А потом юный самбист получил и звание мастера спорта. Евгения даже хотели послать на Олимпиаду. Но что-то звёзды над Женькиной спортивной карьерой не сошлись. 

Спустя много лет на одной из персональных выставок Евгений Хлопотов выставил картину, на которой изобразил борца-самбиста. Скорее всего – себя. Написал настолько талантливо, в такой динамике, что, увидев случайно эту работу, один из тренеров по борьбе тотчас в качестве художественного наглядного пособия пожелал приобрести её для своего зала, где тренируются его юные подопечные: «Смотрите, вот оно, настоящее самбо! Вот он, пыл борьбы и воля к победе!»

Быть в жизни королём

Одно из полотен под названием «Твой путь» изображает седобородого старца, который выкидывает из широких холщовых рукавов шахматные фигуры: коня, пешку, короля… «Это только нам самим выбирать, кем мы будем по жизни. Лично я хотел бы быть королём. И ещё буду! Пока ещё моё время не пришло», – решительно заявляет хозяин мастерской. И я даже не удивляюсь его апломбу. Творческому, конечно. Новокузнечанин считает, что его картины – рано или поздно – попадут в большие музейные залы страны. Да в ту же Третьяковку! И то, что он сегодня побеждает на разного рода творческих конкурсах, – прямое тому доказательство. «Я в своём роде тот же самый Ван Гог. Только новокузнецкий, – говорит он о себе не без доли иронии. – Живопись Ван Гога, правда, стали ценить после его смерти. Представляете, до каких высот взлетела стоимость его картин! Ну, а я хочу хапнуть славы в полной мере ещё при жизни!» – не успокаивается он, в прошлом заводской электрик, который за карандаш и кисть взялся совершенно случайно. «По велению души и сердца», – уточняет. 

Возможно, и «хапнет»: почему-то уже не сомневаюсь и я. Во-первых, на мой взгляд, Хлопотов, не оканчивая никаких художественных школ, действительно талантлив и самобытен. И пишет, как говорят искусствоведы, «чувствами и по наитию». А во-вторых, Евгений Валентинович плодотворен, потому что трудолюбив и упорен. Как начал писать когда-то с увлечением, так до сих пор испытывает это творческое упоение. Сидит Хлопотов в своей дачной мастерской – а что ему ещё остаётся делать в «эпоху пандемии»? – и упорно пишет свои этюды и картины.

Яблоки: доступно и просто

Лично я в мастерской насчитала около двух десятков работ. На одной изображены яблоки из его сада. В этом году, говорит художник, их было столько, что восемь вёдер раздарил городским, «бездачным» друзьям. Яблоки на его картинах соседствуют с подсолнухами: Евгений, как и почитаемый им Ван Гог, любит изображать этих «детей солнца». Плоды на полотнах Хлопотова брызжут нежно-тягучим соком, источают неповторимый аромат. В одном из вариантов они чем-то напоминают яблоки, написанные голландцами: изображённые на красно-коричневом фоне, эти фрукты словно выплывают из небытия, давая начало новой жизни. В другом – налитые и румянощёкие – уж очень схожи с кустодиевскими барышнями. И вообще, в хлопотовских натюрмортах и пейзажах великое множество этих самых яблок, зрелых и зелёных, крутобоких и половинками. Как-то автор работ признался, что яблоко – самый любимый и доступный для написания фрукт: «Недаром им соблазнился когда-то сам Адам! С этого всё в подлунном мире и началось», – шутит он. 

Дед Михаил и его потомки

По работам в мастерской чувствуется время, в котором живёт художник. Много картин: и натюрмортов, и сюжетных – посвящены 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Это и работа «Цветёт сирень», где на подоконнике с цветущей за окном сиренью изображена георгиевская ленточка, с которой хозяин дома собирается пойти на парад. Это и «Письмо с фронта», где пожилая женщина читает внучке письмо, пришедшее от отца, защищающего Родину. Это и картина, с которой на нас смотрит родной дед художника Михаил Лупичёв. В годы войны он пропал без вести в боях под Воронежем – и оттуда прислал своё последнее письмо бабушке Агафье. А в нём такие обычные строки: «Люблю, целую, береги детей». Нарисовал его Евгений с детьми и внуками, которых он не увидел… И в этом трагедия ещё одной новокузнецкой семьи.

Немало в мастерской и работ, написанных в жанре сюрреализма. Тут Хлопотов равняется на Сальвадора Дали. «Мне нравится писать в этом жанре – жанре «сюра». Потому что я хочу заставить зрителей не просто смотреть, но и думать! Размышлять! Зачем и для чего мы живём?» – признаётся он. 

Отсюда и его «Борьба с бесами», и «Завтрак олигарха», и «Твой путь», и что-то связанное с революцией. Немало в мастерской и портретов: родных, друзей, соседей. Но особенно притягивает взгляд портрет мудрой вороны – важной особы, которая то и дело прилетает на огород и в сад Хлопотова. Именно в таком ракурсе любил изображать ворон писатель Эдгар Аллан По. Глядя на эту чёрную птицу, думаешь не только о бренности бытия. Но и о том, что всё рано или поздно заканчивается, в том числе и пандемия. И вновь жизнь наполняется красками. Особенно для художника, у которого главное лекарство – это его палитра. Которая всегда с ним. Была бы только мастерская!


Просмотров статьи: 590