Новокузнецкое городское телерадиообъединение

"КНИГА ДОЛЖНА БЫТЬ СВЯТЫНЕЙ!": – говорит любимец ребятни, детский поэт, наш земляк Эдуард Данилович Гольцман, отметивший 5 декабря 80-й день рождения.

Газета «Новокузнецк», выпуск №48 (788)  //  Рубрика: Город и горожане

– Эдуард Данилович, нам хотелось бы задать Вам несколько вопросов о…

– Подождите, я вас питаю энергией для них. Вот сейчас ещё почитаем, а потом уже интервью.

(Спустя полчаса «подпитки» – чтения вслух авторских стихотворений).

– Вы отметили 80-летний юбилей. Это, так сказать, ваш личный календарный возраст. А что касается творчества – сколько лет отметит оно?

– А вот тут всё написано, почитайте (протягивает грамоту от администрации, в которой кратко указаны некоторые биографические данные поэта – прим. автора). А я вам лучше сейчас свой подарок покажу. Смотрите, что мне подарили ребятишки в детском саду (показывает игрушку – музыкального лягушонка – прим. автора). Он поёт! Здорово, правда?

Разговор с Эдуардом Даниловичем Гольцманом, автором более 15 книг для детей, соавтором многочисленных музыкально-поэтических сборников, оказался не совсем простым, но, что, наверное, важнее, – незаурядным.

________________________________________________________

Беседа напоминала этакий литературный приём «обнажение приёма»: словно заранее предчувствуя, что ему будут задавать обязательные в «юбилейных» случаях вопросы, скучные и равнодушные, Эдуард Данилович старался опередить их – рассказать смешную историю, прочитать стихотворение или задать встречный вопрос.

________________________________________________________

Разгадать, намеренно это делалось или как у ребятишек (просто потому что скучно), так и не удалось. Но похоже, что именно второе. Потому как за всё время нашей встречи поэт как минимум трижды назвал себя ребёнком – и совершенно искренне.

 

________________________________________________

Мы застали Гольцмана за интересным занятием – конструированием новой книги. «Это будут «Пальчики», – пояснил Эдуард Данилович.

________________________________________________

– Я готовлю книгу к 400-летию Новокузнецка». Небольшая книжечка со стихами поэта, специально подобранными к ним картинками из детских журналов, иллюстрациями новокузнецких и московских художников-друзей, вырезками из газет и прочим – уже почти готова. В процессе – несколько последних страничек. «А когда ребятишки смогут почитать её?» – спросили мы поэта. – «Когда получится напечатать. Вот мне в пятницу, на юбилейном вечере, дали сертификат на издание книги… Если не обманули, то тогда действительно получится. Скажите, но ведь нельзя обманывать маленького ребёнка?»

Прятать новую, 16-ю свою книжку, Гольцман не стал – наоборот, с удовольствием прочёл вошедшие в неё произведения. Как те, которые уже успели полюбиться маленьким читателям, так и совсем новые, которых, как было сказано нам по секрету, ещё не видел никто.

Среди них были и весёлые, и с лёгкой грустинкой:

Папа-пони,

Мама-пони

Проживают

В Лимпопони.

Кроме мамы с папой

Тут

Дети-пончики

Живут.

Дима в детский садик ходит…

Так и молодость проходит.

С дачи съехала семья,

И один остался я…

Что же делать мне, щенку?

Как унять же мне тоску?

 

И лиричные:

Деревья вокруг пожелтели,

Всё меньше у солнца тепла.

Сентябрь. Мальчишка с портфелем

Шагает вдоль улиц села…

 

И лирико-философские, связанные с воспоминаниями о нелёгком военном детстве (приводим новое, ещё не звучавшее):

Иду вдвоём с попутным резвым ветром

На встречу с детством.

И «Здравствуй!» мне кричат перепела.

На добрые десятки километров

Во ржи густой дорожка пролегла.

Отсюда жизнь моя берёт начало –

Большой дороги маленький клочок.

Здесь детство босоногое промчалось

Со школьной сумкою через плечо.

Года военные. В селе соседнем школа,

Потрёпанный учебник на троих…

Но и в обносках, пробежав по полю,

Я дальше шёл по строкам мудрых книг.

Я с ними рос, и каждою весною

Всё больше видел света и тепла.

И ты, дорожка, стлалась предо мною

В широкий мир уверенно вела…

И вот, любуясь спелыми хлебами,

Опять, как в детстве, я иду в село.

Но у меня не сумка за плечами,

А трудовая книжка и диплом.

Шумит весёлый ветер, призывая

Не поле перейти, а жизнь прожить.

Благодарю, дорожка полевая,

Что научила с книгою дружить.

С книгой Эдуард Данилович подружился, как и его лирический герой, в детстве, но, по иронии судьбы, не в самом раннем – это он рассказал нам, убедившись, что мы достаточно «напитались» доброй энергией его стихотворений.

– Родился я в Польше, в 1939-м году. Когда немцы напали на Польшу, нашу семью должны были расстрелять. Но Бог смилостивился… Какими-то мытарствами мы очутились в Белоруссии, в городе Полоцке. Когда и туда пришла война, я ещё ходил в детский сад. Помню, когда бомбили город, одна из бомб упала во двор нашего сада. Когда спустя какое-то время воспитатели стали выпускать нас по одному, чтобы мы бежали домой, я вышел и увидел на земле красивую железяку, ребристую такую. Схватил её из любопытства, а это оказался осколок бомбы. Обжёг руки… Таким же образом и детство моё было обожжено войной…

После этого были детдома по всему Союзу, долгожданное, уже после войны, воссоединение с отцом в городе Прокопьевске, учёба в сельской школе, слесарном училище…

 

__________________________________________________

Я полюбил детскую поэзию, этот жанр, потому что у меня самого, как и моих современников, детства не было. Не было игрушек, учебников, школы нормальной, учителей, – добавляет поэт. – Поэтому очень хотелось не только вернуть это мироощущение, но и продлить его... Так и получилось – я всю жизнь ребёнок.

___________________________________________________

 

Но не только личное желание сделало Гольцмана поэтом. Даже больше – обстоятельства, так или иначе составляющие всю жизнь его окружение. В детстве – встреча с героем Великой Отечественной войны, писателем Вершигорой, уроки литературы в школе, прогулки мимо ДК им. Ворошилова на Берёзовой роще в Прокопьевске, откуда непременно доносились звуки оркестра и голоса артистов. В юности – служба в армии на Сахалине, поездка по «чеховским местам», участие во Всесоюзном съезде писателей в 1954-м году. Во взрослой жизни – учёба в Ленинграде в культурном училище, а потом и в институте, дружба с писателями и поэтами, личное знакомство с кумиром – детским поэтом Валентином Берестовым, его своеобразное благословение.

На этом Эдуард Данилович останавливается особо – для него дорого это воспоминание:

 – Я всех люблю писателей и поэтов, но главный мой учитель – Валентин Дмитриевич Берестов. Когда я учился в Ленинграде, очень захотел с ним познакомиться. Позвонил к нему домой. Он сказал: «Пожалуйста, приходите, буду рад. Только я болею, поэтому наверняка попрошу вас мне услужить – сбегать за лекарством». Я был счастлив без ума, что смогу ещё и помочь ему чем-нибудь. Пришёл, взял рецепт, сбегал в аптеку. А он подписал мне книжку: «Моему майскому Деду Морозу Эдику». А ещё потом – позже – помог мне напечататься в «Мурзилке» и «Весёлых картинках».

Однако по-настоящему поэтом Гольцман почувствовал себя, по его словам, только тогда, когда это начали признавать окружающие. А его всегдашнее окружение – это дети.

– По улицам ходишь, только и слышишь вслед: «О, смешильник идёт!», – улыбается детский любимец.

Профессиональная деятельность Эдуарда Даниловича тоже была так или иначе связана с поэзией, искусством – он работал директором областного Дома культуры для учащихся профтехучилищ в Новокузнецке, режиссёром народного театра в Прокопьевске, Осинниках (и даже какое-то время в той же должности – на Севере, в городе Ухта), продвигал проект «Культуру – на село». Серьёзная, отчасти творческая, отчасти административная работа не смогла повлиять на ребячью душу Гольцмана, изменить его отношение к жизни, творчеству, и главное – к детям.

Чему первым делом научится кошка?

– Хватать.

Птица?

– Летать.

А школьник?

– Читать.

Котёнок вырастет кошкой, такой же, как все на свете.

Птенец вырастет птицей, такой же, как все на свете.

А школьник читает, а школьник мечтает…

И даже и папа, и мама не знают,

Кем вырастет он

И кем станет.

 

Внимание к ребёнку, к его интересам и душевным переживаниям, беспрерывная «подпитка» детской души добрыми, мудрыми книгами – вот, по мнению поэта, главная задача взрослых. В особенности – родителей и учителей.

 

_________________________________________________

Каждый ребёнок – гений, он может абсолютно всё познать и всему научиться, но в течение жизни забывает об этом… Нужно постоянно напоминать ему.

_________________________________________________

В доме должно звучать громкое чтение книг, разговоры об искусстве, вокруг ребёнка – находиться интересные, умные люди. Ведь у нас наверняка не было бы Пушкина, если бы он не впитал в детстве впечатления от общения с друзьями своего дяди – Жуковским, Батюшковым, Озеровым и другими. Не было бы Алексея Толстого, Алёши, для которого родным дядей была написана «Чёрная курица, или Подземные жители». Можно привести массу таких примеров. Все мы родом из детства – нужно помнить об этом. От того, какое отношение родители сформируют у ребёнка к книге, писателю, учителю, во многом будет зависеть вся его дальнейшая жизнь.

Мария Изенкина

Фото Марии Коряга


Просмотров статьи: 1262