Новокузнецкое городское телерадиообъединение

«Осколки» блокадного детства

// Автор: Татьяна ВИКТОРОВА
// Фото: Мария КОРЯГА

В Новокузнецке в рамках акции «Блокадный хлеб» проходят встречи с жителями осаждённого фашистами Ленинграда. Среди них – Роальд Бабун, Почётный гражданин города, известный учёный и практик в области муниципального управления, академик Российской муниципальной академии, профессор, организатор и первый председатель Ассоциации сибирских и дальневосточных городов. 

Детство Роальда Владимировича прошло в Ленинграде, из которого он в годы блокады был вывезен в Пермь. Отсюда вновь вернулся в Ленинград, где в 1957 году с отличием закончил политехнический институт по специальности инженер-металлург. После окончания политеха Роальд Бабун принял решение поехать в Новокузнецк, работать в Сибирском государственном институте по проектированию металлургических заводов («Сибгипромез»). В течение трёх лет, начиная с 1990 года, занимал должность председателя городского Совета народных депутатов. Затем преподавал в Новокузнецком институте-филиале Кемеровского государственного университета. Основал в вузе кафедру муниципального управления, которой заведовал до 2009 года. Такова в кратком изложении почётная карьерная лестница Роальда Владимировича. 

Поздравить участника блокады в рамках проведения акции «Блокадный хлеб» в гости к бывшему председателю горсовета Роальду Бабуну пришёл в сопровождении своих помощников нынешний председатель новокузнецкого Совета народных депутатов Олег Масюков. Роальду Владимировичу были вручены огромный букет цветов, денежная выплата, детские рисунки на тему блокады и сладкие подарки. «Вы – человек родом из города, ставшего примером стойкости и мужества! Мы гордимся и чтим подвиг ленинградцев», – обратился к нему Олег Анатольевич с просьбой вспомнить те героические будни из блокадной жизни. 

Вспоминать блокадное детство Роальду Владимировичу помогал его сын Вадим, в настоящее время житель Санкт-Петербурга. Рассказы о тех страшных днях, проведённых в осаждённом Ленинграде, он слышал из уст бабушки, матери Роальда Бабуна, и её родной сестры. «Отец на эту тему был очень неразговорчив. Его память не хотела возвращаться к тем страшным событиям. Хотя он и говорил: «Помню одно: страха у меня не было. Потому что нас всегда оберегала и защищала мама!» Но я до сих пор сожалею, что не настоял и не записал его, пусть и детские, воспоминания о том времени», – сетует Вадим.

А вот небольшие эпизоды, которые всплывали в воспоминаниях бабушки, Вадим, как своеобразный урок истории, запомнил наизусть. Эпизоды о том, как отправляли детвору стоять в длиннющей очереди за выдачей хлебных пайков. Тех самых 125 граммов хлеба, которые давали голодным людям хоть какую-то минимальную возможность выжить. При этом переживая: вдруг уставший и выбившийся из сил ребёнок выйдет из очереди и не вернётся домой. Отправляли и боялись: ведь по дороге всё могло случиться! Не секрет, что были и случаи людоедства. При резке хлеба дети стояли в особой очереди – за упавшей хлебной крошкой. Упала съестная кроха, и её тотчас подбирал первый очередник, уступая своё место следующему. Однажды, по рассказам бабушки, один из стоящих в очереди взрослых, не выдержав от голода соблазна, выхватил пайку, принадлежащую другому. Его тут же, жующего изо всех сил вырванную хлебную порцию, стали сильно избивать, пытаясь вырвать кусочек хлеба. Но напрасно: избиваемый, изворачиваясь, уже успел его проглотить. «Таково было для иных свойство чувства голода – терять разум и идти безумно напролом!» – комментирует Вадим. Наконец, когда зимой выдалась возможность вывезти детей – восьмилетнего Роальда и шестилетнего Эрика – из осаждённого города по замёрзшей «Дороге жизни», мать с детьми собрались, не раздумывая, в путь. Своё главное богатство – трёхлитровую стеклянную банку с небольшими осколками фашистских снарядов, на которых сохранилась маркировка немецких заводов, взял с собой в дорогу и маленький Роальд. Он с детства отличался пытливым умом исследователя. Вот и в этом случае мальчик хотел досконально знать – что же это за заводы, выпускающие смерть для Ленинграда? Однако при переправе на грузовике через Ладогу Роальда заставили выбросить тяжёлую банку, как лишний груз, в озеро. «Приехали они ко мне в Пермь страшные, измождённые, – рассказывала когда-то Вадиму сестра бабушки. – И я, чтобы их накормить, села чистить картошку. А младший Эрик с удивлением у меня спрашивает: «Тётя, а зачем ты с неё кожуру срезаешь? Её ведь тоже можно есть!» 

В завершение встречи Вадим прочёл посвящённое отцу собственное стихотворение: «…От сотворенья мир не ведал/ Непревзойдённых гордецов/ Всяк одержал свои победы/ И проиграл в конце концов/ Нам важен только Путь к итогу/ Что в каждой значится судьбе/ Как проиграть не стыдно Богу/ Так проиграть нельзя себе!» Судя по итогам жизни, Роальд Владимирович Бабун выиграл этот главный бой в своей судьбе: в блокаду он остался жив.


Просмотров статьи: 378