Новокузнецкое городское телерадиообъединение

«В девяностые мы тушили пожар»

// Автор: Александр ШПРИНГЕР
// Фото: Мария КОРЯГА

Имя этого человека в особом представлении не нуждается – Владимир Робертович Роккель знаком многим новокузнечанам, особенно старшему поколению. Почётный гражданин г. Новокузнецка, кавалер ордена «Знак Почёта», почётных знаков «Золотой знак «Кузбасс», «Золотой знак «Новокузнецк», «За заслуги перед Кемеровской областью» и «За заслуги перед городом Новокузнецком», а также множества медалей.

Более двадцати лет работы в городской администрации, а с учётом советского времени – более тридцати лет в различных органах власти. С кем, как не с ним говорить о том, чем жили город и городская администрация в далёкие девяностые и более близкие двухтысячные?

– Для начала давайте обозначим основные этапы вашей насыщенной карьеры.

– После работы на Запсибе и КМК пришёл в комсомол. Это был 1981 год, мне тогда было 27 лет. Работал первым секретарём Центрального райкома, затем, первый секретарь горкома комсомола.

В 1986-м направили в Кузнецкий район – сначала в райисполком, затем возглавил Кузнецкий райком партии. В 1990-м несколько месяцев проработал заместителем председателя Кузнецкого райсовета, а затем председателем.

В ноябре 1992 года пришёл в городскую администрацию на должность заместителя главы администрации по промышленности. Во время предвыборной кампании 1997-го несколько месяцев был исполняющим обязанности главы администрации.

После выборов с 1997 до 2004 года – заместитель главы города по социальным вопросам, а с 2004-го – первый заместитель главы города по социальным вопросам.

В 2013-м ушёл из администрации в хоккейный клуб «Металлург», но в октябре 2015-го случился «второй приход» и я ещё около полугода проработал замом главы Новокузнецка по социальным вопросам.

– Работа в разных органах власти в восьмидесятые годы как-то помогла в дальнейшем? Или это был совсем иной опыт?

– Комсомол помог мне в плане того, что я научился работать с людьми. Это самое главное, что дала мне работа там.

А когда меня направили в Кузнецкий район, это был очень мощный район города. Там были сконцентрированы практически все предприятия за исключением КМК и ЗСМК: алюминиевый, ферросплавный заводы, «Сантехлит», «Органика», авторемзавод, СШМНУ и другие.

Самое главное – у руля там стояли такие кадры, у которых многому можно было научиться. И комсомол мне в этом тоже помог.

Кузнечане не принимали «чужаков», пришедших из других районов, они их просто игнорировали. Первое время мне там было очень тяжело, но потом мы всё же смогли найти общий язык.

Поэтому в администрацию города в ноябре 1992-го я пришёл уже уверенный в своих силах.

– Вы пришли в администрацию в очень сложное для города время. С чего пришлось начинать, какие были проблемы, сложности, и как вы их решали?

– Ситуация в городе была очень тяжёлой. Не было почти ничего – сахара, муки, многих других продуктов, ширпотреба.

Спасало то, что тогда все предприятия должны были выделять 5% своей продукции на нужды города. Это была наша палочка-выручалочка до конца 90-х годов.

В обмен на продукцию местных заводов (металл, уголь и остальное) мы вагонами привозили в город продукты питания, обеспечивали так детские сады, школы, больницы.

Это была очень тяжёлая работа – постоянно приходилось с кем-то договариваться, стоять на своём, не идти на уступки.

Практически каждый день занимались проблемами с зарплатами для бюджетников. Выбивали деньги, где и как могли, выдавали их иногда прямо здесь, в администрации.

Постоянно решали проблемы с углем для городских ТЭЦ. Это было странно – сидим на угле, но угля в городе нет. Иногда ТЭЦ стояли практически пустые, без запасов. Тоже приходилось собирать угольщиков, железную дорогу и договариваться.

К концу девяностых активно занялись жильём, до этого строили очень мало. Часть построенного жилья передавалась на городские нужды – для малоимущих, многодетных, расселения ветхого жилья. Приступая к строительству дома, ДСК уже знал, сколько там делать однокомнатных квартир и двушек под нужды города.

На добровольной основе, по каким-то социальным программам, предприятия тогда для города делали очень мало. Исключения были там, где у руля оставался человек из Новокузнецка, но таких в девяностые было очень мало. На Ферросплавном заводе, например, в течение 2-3 лет сменилось 5-6 собственников. Придут мальчишки по 23-24 года, их отправят сюда откуда-то из Москвы, они не справляются, уходят.

Это сейчас к этому более нормальный, организованный подход, а раньше почти никаких социальных программ, проектов не было.

А вот когда на предприятие приходил свой, новокузнечанин, тогда всё менялось. Например, так было, когда на ЗСМК пришёл Анатолий Смолянинов. Они на себя взяли полностью Заводской район – благоустройство, школы, детсады.

Сейчас очень хорошо помогают существующие программы, по которым предприятия цивилизованно делают что-то для города.

– Что для администрации города тогда, в девяностые, было самым важным?

– В девяностые годы мы тушили «пожар». Держались на плаву и стремились сохранить город, себя и своё лицо.

Главной задачей в девяностые для нас было – не угробить город, сохранить то, что досталось ему после распада СССР. Мы очень долго, до последнего держались за городское хозяйство, ничего не продавали, наоборот – старались принять на баланс всё, от чего отказывались предприятия. Детские сады, клубы и так далее. У них на балансе много чего было, и они от этого наследия избавлялись. А мы старались забрать.

У нас в девяностые, в отличие от многих других городов, не было ни одного рынка в кинотеатре или на стадионе.

Мы были одним из немногих городов, где в девяностые не погас Вечный огонь.

Детские лагеря некоторые смогли сохранить. Далеко не у каждого города они есть.

Можно было отдавать своё имущество разным компаниям и дальше жить спокойно, как это было в других местах. Но тогда очень скоро Новокузнецк нужно было бы закрыть на ключ без перспективы на будущее. И мы старались всё сохранить.

Если что-то и уходило в частные руки, то это передавали хозяева, предприятия.

– В 1997-м вы становитесь замом по соцвопросам. Это было легче, проще? Чем пришлось заниматься в первую очередь?

– Это было не легче, не проще – это была другая работа.

В 1992 году было около 10 замов у главы администрации. В 1997-м они стали начальниками управлений, а я объединял всю их работу.

Это было совсем не то, что заниматься промышленностью. К новой должности я был хорошо готов, потому что и раньше мне приходилось заниматься детсадами, школами, клубами, когда предприятия передавали их на баланс городу.

Я подобрал тогда мощную команду.

Летом 1997-го мы со Светланой Стефанишин создавали комитет социальной защиты населения, всё систематизировали, компьютеризировали и вывели работу с населением на совершенно другой уровень, чем это было раньше. К нам на совещания и семинары потом приезжали заместители глав городов и районов по соцвопросам со всего Кузбасса, мы им здесь устраивали ликбез. И по России наша соцзащита тоже была на первых местах.

С нуля создали службу опеки и попечительства. Разработали положение. У нас появился аппарат, специалисты, юристы. Этого тогда почти нигде не было, даже книжечки никакой не было, всё делали сами.

– Известно, что, будучи заместителем главы города по соцвопросам, вы занимались практически всем. Этого требовала должность или были и свои личные приоритеты?

– Должность была такая универсальная, да и сам мимо пройти не мог.

Много работали с «афганцами», с трудными подростками. Во второй горбольнице организовали госпиталь для ветеранов войны. Хоккейный «Металлург» вытащили из ямы. Как было пройти мимо всего этого?

К концу девяностых появилась возможность заняться очень важными для Новокузнецка и горожан объектами. Раньше ведь было не до созидания.

После выборов 1997 года занялись реконструкцией Кузнецкой крепости. Привели в порядок сад Металлургов. Провели реставрацию бульвара Героев, в том числе сделали новый вход.

В 2000-е продолжили это.

– Городу стало проще?

– Конечно. Всё стало более цивилизовано. Стали появляться различные программы, проекты, по которым в город пошли деньги.

Зам по промышленности сегодня – это совсем другая работа, чем в девяностые. Всё чётко поставлено, есть законы, договора, руководители предприятий адекватные, хорошо известны.

Я даже когда был замом по соцвопросам, очень хорошо с ними со всеми работал. Они все образованные, эрудированные. И это началось в 2000-е. В девяностые всё было по-другому.

С другой стороны, все эти программы, проекты и прочее хорошо заработали у нас потому, что мы тогда, в девяностые смогли сохранить базу, на которой можно было строить новое.

– За время вашей работы в администрации сменилось пять руководителей, но вы неизменно оставались в команде – редкий случай при смене власти. Почему так произошло?

– Почти со всеми из них мы были знакомы ещё до их назначения или выборов, поэтому проблем у нас не было.

Даже наоборот, каждого нового главу устраивало то, что в команде есть человек, который давно и хорошо знает город, его проблемы и то, чем он дышит.

– Было ли что-то такое за эти 20 лет, какие-то решения, дела, о чём сегодня сожалеете? Может быть, что-то хотели, но не успели сделать или не смогли?

– До сих пор жалею, что мы не сохранили некоторые виды спорта, особенно игровые на том уровне, на котором они должны быть: футбол, например, который у нас был очень мощным.

Игровых видов спорта сегодня в Новокузнецке почти не осталось.

Лыжи тоже жалко. А ведь когда-то у нас была мощная школа.

В целом же мы ничего не завалили и что хотели – сделали.

– Чем занимаетесь сейчас, когда работы больше нет: есть ли какие-то увлечения, хобби?

– Да иногда кажется, что работа никуда не делась: звонят, приезжают, советуются.

Но вообще появилось больше времени на чтение – читаю запоем, иногда до середины ночи.

Очень люблю рыбалку. Даже когда работал, старался найти время, например, в отпуске, уезжал с друзьями на Обское море. Сейчас частенько ездим с друзьями порыбачить с ночёвкой.

Больше времени появилось на семью, внуков. Раньше-то почти не видел их, или с собой на работу брать приходилось. А сейчас – совсем другое дело.


Просмотров статьи: 613